Балакирев Милий Алексеевич


Великая княгиня Елена Павловна

Елена Павловна, до принятия православия принцесса Фредерика Шарлотта Мария Вюртембергская (28 декабря 1806 (9 января 1807), Штутгарт, Королевство Вюртемберг — 9 (21) января 1873, Санкт-Петербург, Российская империя) — русская великая княгиня, супруга великого князя Михаила Павловича, благотворительница, государственная и общественная деятельница, известная сторонница отмены крепостного права и Великих реформ середины XIX века. В семье она была первенцем принца Павла Карла Фридриха Августа, младшего сына короля Фридриха I, и принцессы Шарлотты Саксен-Альтенбургской (1787—1847). При рождении получила титул принцессы Вюртембергского дома. С десяти лет воспитывается в пансионе госпожи Кампан. Систематическое и разумное воспитание заменило здесь для десятилетней Шарлотты самодурство и суровость угрюмой бабки, дочери Георга III Английского, и жестокие воспитательные эксперименты отца. В парижский период жизни большое влияние на девочку оказало знакомство с известным французским учёным-естествоиспытателем Кювье, где обучались его родственницы, с которым вела оживлённую переписку и после отъезда из Парижа.

В 1822 году, в возрасте 15 лет, была избрана Вдовствующей Императрицей Марией Фёдоровной — также представительницей Вюртембергского дома, в супруги своему четвёртому и младшему сыну — Великому князю Михаилу Павловичу, четвёртому сыну Императора Павла I. 24-летний Михаил Павлович приезжал в Штутгарт, чтобы познакомиться с принцессой, предназначенной ему в супруги. Жених не испытывал каких-либо нежных чувств к невесте, просто подчинялся матери-императрице. Граф Мориоль писал в 1823 году перед встречей невесты: «Эта поездка была ему очень не по сердцу и, забывая о всякой осторожности, он обнаруживал свою холодность, или, скорее, отвращение к новому положению, которое ему предстояло». Между тем принцессу Шарлотту многие называли очаровательной во всех отношениях.

5 (17) декабря 1823 года, в Петербурге в большой церкви Зимнего дворца был совершен обряд миропомазания её королевского высочества Вюртембергской принцессы — Шарлотта приняла православие с именем Елены Павловны. На следующий день, 6 (18) декабря 1823, был совершен обряд обручения. При этом ей были пожалованы титулы Великой княжны и Императорского высочества. 8 (20) февраля 1824 года в Петербурге совершилось бракосочетание по греко-восточному православному обряду. К 1825 году было завершено строительство дворца великому князю Михаилу Павловичу, начатое ещё в 1819 году. Освящение Михайловского дворца состоялось 30 августа 1825 года. Сразу же после освящения дворца Михаил Павлович с Еленой Павловной переехали в него из Зимнего дворца.

В мае 1828 года Константин Павлович писал брату Николаю: «Положение (Елены Павловны) оскорбительно для женского самолюбия и для той деликатности, которая вообще свойственна женщинам. Это — потерянная женщина, если плачевное положение, в котором она находится, не изменится». Принцесса была высокообразованной женщиной с широким кругом знаний, великий князь же всего себя посвятил делам армии. О нём говорили, что «кроме армейского устава он ни одной книги не открыл». Как ни старалась Елена Павловна подлаживаться под вкусы супруга, но, когда дело доходило до принципиальных вопросов, она не всегда умела сдерживаться: по своей горячности даже при посторонних выражала досаду и прекращала разговор, выходя из комнаты. Великий князь по возможности старался избегать общества жены.

В 1828 году по кончине 24 октября Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, согласно Её Высочайшему завещанию к Великой княгине перешло управление Мариинским и Повивальным институтами. С 1832 года Елена Павловна состояла шефом кирасирского полка, в 1860 переименованного Новгородский 10-й драгунский полк.

В браке родилось пятеро дочерей, две из которых умерли в раннем детстве.

• Мария Михайловна (1825—1846).
• Елизавета Михайловна (1826—1845), в 1844 г. вступила в брак
с герцогом Нассауским Адольфом-Вильгельмом.
• Екатерина Михайловна (1827—1894), вступила в брак
с Георгом, герцогом Мекленбург-Стрелицким.
• Александра Михайловна (1831—1832)
• Анна Михайловна (1834—1836).

В 1849 году Михаил Павлович умер, 28 августа Михайловский дворец перешёл к Елене Павловне. Ей было 42 года, когда она овдовела. С этого момента и до самой смерти Елена Павловна носила траур. После кончины Великого князя, количество роскошных балов во дворце сократилось, зато он стал «средоточием всего интеллигентного общества» Санкт-Петербурга. И это способствовало укреплению авторитета Елены Павловны в придворных кругах. За этими приемами закрепилось название «фр. les soirees morganatiques» — «морганатические вечера», где члены императорской фамилии встречались с лицами, официально ко двору не представленными. Подобные вечера оказались более притягательными, чем прежние пышные приемы «мадам Мишель», как ее полушутливо звали при дворе. Здесь обсуждались планы освобождения крестьян и преобразования, реализованные в ходе реформ 1860-1870-х годов. Проявила себя как меценат: дала средства художнику Иванову на перевоз картины «Явление Христа народу» в Россию, покровительствовала К. П. Брюллову, И. К. Айвазовскому, Антону Рубинштейну. Поддержав идею учреждения Русского музыкального общества и консерватории, финансировала этот проект, внеся крупные пожертвования, в том числе вырученные от продажи лично принадлежавших ей бриллиантов. Начальные классы консерватории открылись в ее дворце в 1858 году. Оказала поддержку актёру И. Ф. Горбунову, тенору Нильскому, хирургу Пирогову. Содействовала посмертному изданию собрания сочинений Н. В. Гоголя. Интересовалась деятельностью университета, Академии Наук, Вольного Экономического общества.

В 1853—1856 годах выступила одной из основательниц Крестовоздвиженской общины сестер милосердия с перевязочными пунктами и подвижными лазаретами — устав общины был утвержден 25 октября 1854 года. Ею было обнародовано воззвание ко всем русским женщинам, не связанным семейными обязанностями, с призывом о помощи больным и раненным. В распоряжение общины, под склад вещей и медикаментов, были предоставлены помещения Михайловского замка, Великая княгиня финансировала её деятельность. В борьбе со взглядами общества, не одобрявшим такого рода деятельность женщин, Великая княгиня ежедневно ездила в больницы и своими руками перевязывала кровоточащие раны.

Для креста, который предстояло носить сестрам, Елена Павловна выбрала Андреевскую ленту. На кресте были надписи: «Возьмите иго Мое на себя» и «Ты, Боже, крепость моя». Свой выбор Елена Павловна объяснила так: «Только в смиренном терпении крепость и силу получаем мы от Бога». 5 ноября 1854 года после обедни Великая княгиня сама надела крест каждой из тридцати пяти сестер, а на следующий день они уехали в Севастополь, где их ожидал Пирогов. С декабря 1854 по январь 1856 года в Крыму трудилось более 200 сестер милосердия.

Великая княгиня оказывала попечительство училищу святой Елены; основала в память дочерей Елисаветинскую детскую больницу (Петербург), детские приюты Елисаветы и Марии (Москва, Павловск); реорганизовала Максимилиановскую больницу, где по её инициативе был создан постоянный стационар. Вместе с терапевтом проф. Э. Э. Эйхвальдом занималась организационной работой по созданию лечебного учреждения — базы для подготовки и повышения квалификации врачей. Оно было открыто в 1885 году как Клинический институт Великой княгини Елены Павловны (Еленинский клинический институт).

В своей благотворительной деятельности проявляла не только высокие духовные качества, но и организационный и администраторский талант.

С конца 1840-х до 1873 года в Михайловском дворце проводились вечера — «четверги» на которых обсуждались вопросы политики и культуры, литературные новинки. Собиравшийся на «четвергах» кружок Великой княгини Елены Павловны стал центром общения ведущих государственных деятелей — разработчиков и проводников Великих Реформ середины XIX века. Наряду с устройством блестящих празднеств, отличавшихся особым вкусом и оригинальностью, она создала нейтральную почву, на которой могла встречаться с интересовавшими ее людьми, не ставя их в зависимость от обычных условий придворной жизни и приглашая во дворец от имени княжны Львовой или княгини Одоевской. Встречали «в высшей степени внимательный и ласковый, сознательно обдуманный прием» начальник 2-го отделения Императорской канцелярии граф Д. Н. Блудов, председатель Государственного Совета и Комитета министров князь А. Ф. Орлов, министр юстиции граф В. Н. Панин, князь А. М. Горчаков, граф Н. Н. Муравьев-Амурский, граф П. Д. Киселёв, прусский посланник князь Отто фон Бисмарк, Н. А. Милютин, князь В. А. Черкасский, В. В. Тарновский, Г. П. Галаган, Ю. Ф. Самарин, К. Д. Кавелин, И. С. Аксаков, А. В. Головнин, граф М. Х. Рейтерн, граф Ю. М. Виельгорский, князь В. Ф. Одоевский, Ф. И. Тютчев, Гумбольдт, барон Гакстгаузен, маркиз А. де Кюстин, К.-Э. Бэр, Струве, граф С. С. Ланской, К. В. Чевкин. На собраниях присутствовал Император Александр II, Императрица Мария Александровна, другие члены Императорской фамилии. «С изумительным искусством умела она группировать гостей так, чтобы вызвать государя и царицу на внимание и на разговор с личностями, для них нередко чуждыми и против которых они могли быть предубеждены; при этом все это делалось незаметно для непосвященных в тайны глаз и без утомления государя».

Елена Павловна живо интересовалась первыми шагами новых учреждений и очень горячо принимала к сердцу слухи о том, что после падения министра юстиции Замятнина, Судебным Уставам может грозить серьезная опасность. Просила Самарина написал «Исторический очерк крепостного состояния в его возникновении и влиянии на народный быт», а также историю освобождения крестьян и значения его в народной жизни, находя, что для этого автору достаточно лишь «заставить себя мысленно пережить эпоху славной борьбы». Через Ю. Ф. Самарина заказала профессору Беляеву исследование о началах представительных учреждений в России.

По оценке А. Ф. Кони, собрания у Великой княгини Елены Павловны были основной дискуссионной площадкой, где вырабатывались планы Великих реформ второй половины XIX века. Сторонники реформ называли её между собой «матерью-благодетельницей».

Будучи знакомой с графом П.Д.Киселёвым, выступала проводником его идей для Александра II. Стремясь вызвать позитивный сдвиг в настроениях дворянства, в 1856 году выступила с инициативой освобождения крестьян в своём имении Карловка Полтавской губернии, включавшего 12 селений и деревень, 9090 десятин земли, с населением в 7392 мужчин и 7625 женщин. В марте 1856 года совместно с Н. А. Милютиным был выработан план действий для освобождения крестьян в Полтавской и смежных губерниях, получивший предварительное одобрение Государя.

Многочисленные факты, приводимые в воспоминаниях современников указывают на неординарные личные качества Великой княгини Елены Павловны. Самостоятельно, с помощью учебников изучила русский язык; в результате могла не только в день своего приезда в Россию (1823) приветствовать каждого из 200 представленных особ по-русски, проявив присущий ей, по отзывам современников, дар чувствовать собеседника и располагать к себе, но и прочесть в подлиннике «Историю Государства Российского» Карамзина.

Обладала энциклопедическими знаниями, была прекрасно образована, одаренная тонким чувством изящного. Она любила беседовать с видными учеными и художниками. Всю свою жизнь проявляла большой интерес к искусству и покровительствовала русским художникам, музыкантам, писателям. Ей, по словам сенатора А. Ф. Кони, «доставляло истинную радость «подвязывать крылья» начинающему таланту и поддерживать уже развившийся талант». Дружила с И. С. Тургеневым, по некоторым сведениям, имела доверительные отношения с А. С. Пушкиным: после пожалования в камер-юнкеры А. С. Пушкин представлялся ей и после сообщал жене: «Я поехал к Ее величеству на Каменный остров в том приятном расположении духа, в котором ты меня привыкла видеть, когда надеваю свой великолепный мундир. Но она была так мила, что я забыл и свою несчастную роль и досаду». О доверительных отношениях говорит и факт получения Еленой Павловной копии запрещенных для чтения членам императорской фамилии «Записок Екатерины II» именно от Пушкина, который 8 января 1835 года отметил в дневнике: «Великая княгиня взяла у меня „Записки Екатерины II“ и сходит от них с ума».

В искусстве, Елена Павловна обладала известной степени консерватизмом, способствуя созданию РМО (Русское Музыкальное Общество) и курируя Петербургскую консерваторию, она видела русскую музыку и музыкальное образование, развивающихся по западному образцу. Во главу угла, она ставила академическое образование, в России систематическое музыкальное образование могло быть только копией западных моделей. Исполнители, дирижеры, преподаватели по её стойкому убеждению должны были полностью перенять систему обучения у Европы. В 1870-х годах Великая княгиня пригласила на должность дирижера РМО М.А. Балакирева – великого русского педагога, исполнителя, композитора, который стоял на страже национальных интересов, и ратовал за становление Русской композиторской и педагогической школы, однако, как и многие музыканты, был самоучкой. Он основал БМШ (Бесплатную Музыкальную школу), где музыкальное образование могли получить абсолютно все, невзирая на сословия, доход и вклад в БМШ, главный критерий при приеме в БМШ – любовь к музыке, трудолюбие и желание овладеть музыкальным искусством. Елена Павловна, к сожалению, этих взглядов не разделяла, и назначив Балакирева дирижером, указала на низкий уровень его дирижерского искусства, в то время как несколько лет назад, ему рукоплескала Европа!!! Стиль дирижирования и преподавания Балакирева ни как не вязался с главными положениями РМО. Балакирева уволили с этой должности, взяв на его место профессионального дирижера Э.Ф. Направника. Для Балакирева это оказалась одна из многих неудач, преследовавших его с 1869 г., покинув пост дирижера РМО композитор лишился средств к существованию, в итоге его ждала долгая многолетняя депрессия.

Великую княгиню также отмечает личная скромность и непоказная. По словам графа П. А. Валуева, с кончиной Великой княгини Елены Павловны: «угас блистательный умственный светильник. Она покровительствовала многому и создала многое…»; «Вряд ли кто ее заменит», — с грустью записал И. С. Тургенев.

Похоронена в Императорской усыпальнице в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, рядом со своим супругом и дочерьми Александрой и Анной.

Вернуться